Прибытие | Рецензия

 

Хотели фильм про инопланетян, а не тут-то было

Пришельцы-убийцы, пришельцы-добряки, жутко отвратительные пришельцы — таких пруд пруди. Да целый огород можно насобирать фильмов, где инопланетная жизнь позиционируется в одной из этих форм. При чем, гости с других планет прибывают на Землю всегда только в двух случаях: убивать, убивать или в крайнем случае мимикрировать в человеческой общности. А вот чтобы существа дальнего плаванья прибыли к нам, чтобы подарить оружие — виданное ли дело? Вопрос, конечно, кроется в том, что это за оружие. Впрочем, прозорливый зритель разгадает фундаментальную идею, преобразованную Дени Вильневым из повести Теда Чана в ядро фильма «Прибытие» раньше, чем выстрелит то самое настенное ружье.

12 громадных овалов выпуклой формы появляются в разных точках Земли. Они парят над ландшафтом, но в пределах доступности людей, которые начинают пытаются выяснить у пришельцев, откуда и зачем они к нам пожаловали. Земляне прозвали их гептодами из-за наличия семи конечностей, напоминающих в совокупности не то ссохшуюся руку из «Семейки Аддамс», не то умирающего осьминога (да-да, эра зеленых человечков канула в лету). Чтобы понять, о чем мычат внеземные существа, американское правительство отсылает к ним физика Иэна Доннели (Джереми Реннер) и суперлингвиста Луизу Бэнкс (Эми Адамс). Перед ней стоит задача — найти способ коммуникации с «гостями», ведь она же когда-то переводила с фарси, а значит, по мнению спецслужб, справится с языком пришельцев, напоминающим звук канализационной трубы, на раз два.

 

 

Параллельно в линейную историю общения человека с инопланетянами вплетается зигзагообразная линия воспоминаний, которые появляются в голове у главной героини в самые неподходящие моменты в виде какого-то наваждения. Несмотря на то, что поначалу оно выглядит навязчивой слезоточивой драмой, в них есть толк, и совсем скоро он вылазит наружу без дополнительных усилий со стороны режиссера. Канадец в тягучей манере, в приглушенных холодных тонах камеры Брэдфорда Янга, сопровождаемых музыкой Йоханна Йоханнсона расскачивает качели повести «История твоей жизни» Теда Чана, у которого наград больше, чем совокупное количество произведений. Вильнев подкидывает зрителя все выше и выше, не давая неспешному повествованию затянуть его в пучину уныния или скуки. Наоборот, он держит внимание в цепких руках, заставляя задумываться и размышлять.

Посредством визуализации коммуникационного процесса между человеком и пришельцем, Вильнев демонстрирует более важные социальные аспекты: неспособность людей договорится между собой на фоне диаметрально противоположного результата в случае контакта с внеземной формой жизни. С помощью разнообразных технологий, ученым удается понять абсолютно отличный от человеческого способ общения пришельцев. Мир, дружба, жвачка технаря и гуманитария, кто бы мог подумать!

 

 

Стилистическая безупречность картинки местами подпортилась некоей алогичностью мотивов и поступков персонажей, которые никак не получится спихнуть на вымышленную составляющую повествования. Да и слишком резкий поворот в фатализм сквозит в конце. Эти огрехи смог затереть виртуозный гол, забитый Вильневым в ворота Спилберга, Нолана и (надо же) любителя экзистенциальных драм Терренса Малика.

«Прибытие» канадца осуществляется при помощи сквозной гипотезы лингвистической относительности, предполагающей влияние языка на мышление и мировоззрение, отдаляясь далее к теме жизни, ее восприятия и принятия в полном объеме.